Интервью с Денисом Зикеевым

Денис Зикеев

Почему не появляются статьи Дениса Зикеева, ведь к ним всегда есть интерес?

Желание делиться никуда не делось. А того, чем можно поделиться, стало намного больше чем раньше. Но только вот, когда утром выходишь из дома и теряешь дар речи перед безмолвной красотой, живостью и величием обычного хмурого утра, понимаешь, что никакая статья не расскажет о способе жизни, выходящем за рамки привычной озабоченности собой. Когда я смотрю на людей, уверенно идущих к поставленной цели с лучшими учителями и методиками, я остро понимаю, что не нужно ничего говорить. Они должны к этим целям прийти и в них умереть, захлебнувшись пониманием тотальной конечности такого пути. Не вижу никакого смысла портить им настроение по дороге :) .

Существует и другая крайность – публика, у которой обыкновенная озабоченность собой приняла форму стремления к некому просветлению. Их легко узнать по хроническому туману приторного безделья, играм словами, заумным фразам и припадкам липкого фетишизма в зависти к самовыдвиженцам с хорошо подвешенными языками. В этой компании так редки люди, с которыми можно просто поговорить по душам, а сами они настолько разорваны между деланным экстазом и чувством, что где-то они себя поимели, что не до статей им, и не до чего кроме проблем с самими собой.

А самая главная причина в том, что средства монолога себя исчерпали. Чтобы тема была живой, нужен диалог. На крайний случай в форме вопросов, вроде ваших. А манифесты — инструмент агитаторов. Им и флаг в руки.

Как повлияла на тебя пятилетняя практика проведения ритритов?  Что лично у тебя это спровоцировало?

Довольно сложно свести весь многомерный объем происходящего к нескольким «отчетным» фразам. Что дало это лично мне? В первую очередь, ни с чем не сравнимую радость эксперимента и новых открытий. Еще интерес от контакта с людьми на уровне, выходящем за рамки нормального социального общения. Из полезных навыков – четкость и ясность собственных внутренних действий и чистоту чувства происходящего. Но вообще ритриты – это штука живая, многогранная, и сейчас они мне интересны в той же степени, что и в самом начале, несмотря на то, что за это время радикально изменились их качество, энергия и общее настроение.

Есть ли у постоянных участников прогресс, с твоей точки зрения, и отслеживаешь ли ты их как-то по жизни после окончания мероприятия?

Попробуйте посмотреть на природу глазами самой природы, а не привычным замкнутым взглядом человека. Имеет ли слово «прогресс» отношение к чему-то живому, или это лишь способ ограниченного сознания ориентироваться в таких же ограниченных лабиринтах собственных заблуждений? Суть ритритов не в прогрессе, а в познании. Познание тотально. Это взрыв, ценность и смысл которого не существуют вне момента этого взрыва. Это чувство может быть острым или фоновым, коротким или затяжным, но оно радикально и окончательно. Мне не интересно измерять людей и их прогресс. Мне интересны сами люди, интересно понимать их во всей доступной мне глубине. И постоянные участники – это те, кому это тоже хотя бы от части интересно. А как все это реализовать на практике в живом общении – для меня это всегда было не важным, и как-то все выстраивалось само собой.

С другой стороны, внутренние открытия меняют человека, привнося в раствор его сущности новые составляющие. Они могут проявляться едва заметно, не сразу, но тем не менее, это уже новая сущность. Не то, чтобы я кого-то «отслеживал», но многие из тех, кто сейчас регулярно приезжает, стали моими друзьями. Насколько они себя ощущают другими людьми, по сравнению с тем, какими были раньше – не знаю, не спрашивал. Это их личное дело, их собственное творчество.

Почему народу сейчас становится меньше — тема перестала быть актуальной или просто люди уходят от попыток изменить свой способ восприятия?

Ритриты – это живой организм. А живому организму свойственны определенные ритмы, присуща естественная пульсация. Да, сейчас такой период, когда происходящее приняло очень камерный характер, и больше напоминает встречи друзей, нежели организованные семинары. Мне эти изменения приятны, так как я всегда больше любил неформальное общение в узком кругу, чем спортивно-массовые мероприятия.

Что касается людей, не думаю, что в целом как-то изменился общий вектор их устремлений. Другое дело, что в разных областях становится все больше специалистов, которые с печальной неизбежностью заводятся на теле любого живого начинания и постепенно умертвляют его, пережевывая и переваривая в сладковатое бессмысленное желе. А этим желе, в свою очередь, питаются бесчисленные толпы дилетантов, растаскивая продукты чьей-то жизнедеятельности по душным закоулкам собственной правоты. Мне бы не хотелось, чтобы на том, что я делаю, построилась такая цепочка. Поэтому стараюсь ограждать ритриты от внимания заинтересованных масс. К счастью, этот интерес редко бывает постоянным, и вектор его давно ушел в другие области, так что, наши встречи, надеюсь, модными уже не станут.

По идее, с практикой, чем человек меньше напрягается внутренне, проблем во внешнем должно становиться меньше — у самого человека хотя бы меняется отношение к проблемам. Ну, а практически все становится еще сложнее — либо заваливает в отмороженность, либо частые депрессии — с этим многие сталкиваются. Прокомментируй, пожалуйста.

Комментарий напрямую вытекает из вашего вопроса. Если жизнь человека не становится гармоничнее, значит фактически он сам не становится мягче, под какими бы лозунгами он ни практиковал. Почему так происходит? Потому мы привыкли видеть цель и средства как отличные друг от друга вещи. На пути к гармонии мы не замечаем, что каждый наш шаг пропитан жестким догматизмом собственных убеждений. Наша жизнь – сумма наших шагов и всего, что они собой представляют. Вот и получается, что если отбросить ширму высоких идеалов, то на поверку процветают тупость, подражание, лицемерие и цинизм. От них то и идут все эти депрессухи и отморозы.

Довольно легко какое-то время ощущать полноту жизни, будучи захваченным благородной целью. Намного сложнее жить без цели, без мнения и без опоры, и при этом не скатиться в пассив и прозябание. Для этого необходима максимальная открытость и свежесть восприятия, а также непрерывное пламя творчества, сжигающего без остатка ороговевшие оболочки нашей сущности. Такой подход к жизни никогда не приводит к тоске и унынию, а сложность некоторых ситуаций лишь мобилизует творческий потенциал.

Опытная часть -  это когда вся группа во главе с тобой движется в неком направлении, т.е.  это процесс наблюдения или познания себя… Коллективный разум здесь играет какую либо роль? Легче двигаться группой, чем самому.

Одним из основных фундаментальных элементов нашего знания реальности является постулат локального бытия. Для нас наше сознание локально, наша жизнь в ее субъективном ощущении локальна, и на этом держится все наше мировоззрение. В основе нашей картины мира – знание собственных границ. На этом уровне наше «я» – это знание того, где «я» заканчиваюсь и начинается все остальное.

Эксперименты, которые происходят на ритритах, подвергают сомнению эти знания, а следовательно подвергают сомнению фундамент устойчивой картины мира и основной принцип стабильности нашего «я». Причем не умозрительно, не философски, а самым, что ни на есть, практическим способом. В результате, а точнее, в процессе этих экспериментов, происходят частые «разрывы» в локальных непрерывностях жизней многих участников. Это приводит к зарождению реального поля коллективного присутствия, коллективного бытия. Оно напоминает неоднородный раствор, с переливами качеств участников этого поля.

В силу своих особенностей, это коллективное поле качественно превосходит простую сумму всех его «доноров». И оно освежает, обновляет сущности тех, чьи жесткие границы хоть не на долго размягчились, впрыснув в общий котел небольшую дозу бытия.

Ради этого эффекта и имеет смысл проводить групповые мероприятия. Но это не значит, что самостоятельная работа менее эффективна. Дело в том, что «котел» существует всегда и в нормальной жизни. В нем смешиваются жизни животных, растений и много еще кого, кроме человека. Вернее, человеческая жизнь тоже в нем растворена, но только лишь бессознательная ее составляющая. В силу жесткого раскола на сознательную сущность и «все остальное», человек не смешивается с природой. Он жив, но ведет себя как неживой объект, знает себя неживым объектом, и механическую деятельность этого неживого объекта называет жизнью. Но если вдруг человек начинает на практике «тестировать» собственные границы, там снаружи всегда есть нечто, готовое встретить его и растворить в себе. Разница лишь в том, что на ритритах это нечто более активно.

Практические инструменты для работы для тех, кто еще не заюзан всеми эзотеричесими практиками? С чистого листа проще.

Пожалуй проще, только где взять этот чистый лист в готовом виде? Обычно либо человек еще просто не готов к шагу в неизвестное, либо чувство ограниченности его мира уже толкнуло его в какую-то религиозную или эзотерическую среду.

Что же касается инструментов, то я бы во главу угла поставил умение наблюдать. Наблюдать – это значит смотреть на вещи без опоры, без мнения, без ожиданий, без подложки и двойного дна. В чистом наблюдении рождается истина, рождается прозрение. Чистота наблюдения – это когда вы пропускаете то, что видите сквозь себя, сквозь все свое нутро, никак не защищаясь и не спасаясь в устойчивом мире мнений, ничего не желая и не ожидая. Это значит, нужно любить то, что вы познаете, без оценки и тени отношения к этому. Наблюдение – это полная беззащитность перед наблюдаемым, и в то же время, полная свобода от него и от самого себя.

Не уверен, что это можно считать «инструментом». Слишком функционально это слово. Если уж говорить совсем прагматично, то важным инструментом является способность замечать происходящее на фоне. Именно фон несет в себе наиболее важную и правдивую информацию.

Есть ли смысл заниматься одновременно у Дениса Зикеева и В.Долгачева? Эта тема сейчас набирает обороты — многие нашли панацею в том, что делает В.Долгачев…

Имеет смысл заниматься тем, что интересно. Тем, что захватывает, дразнит, не дает покоя. Имеет смысл идти таким путем, когда в каждый промежуточный пункт приходит совсем другой человек. Кто встретится на разных этапах этого пути, тот и встретится, будь это Зикеев, Долгачев или еще кто-то.

Но это не панацея. И уж точно не имеет смысла прикидывать, на какую лошадь поставить. Это не скачки, и ставки ваши гарантированно прогорят. Поймите, что раз уж человек начал чем-то делиться, это значит он открыл что-то настолько нетривиальное, что возникает потребность разделить это с кем-то. А для этого этот «кто-то» должен сам в себе эту штуку открыть, пусть даже и с помощью другого. Нужно самому сделаться таким же экспериментатором и совершить хоть маленький шажок в неизвестность. Именно в неизвестность, а не туда, где уже кто-то побывал, все об этом рассказал и постелил там соломки. Такое движение лишь удаляет вас от предмета, хоть даже вы формально и выполняете все предписания.

Выше индивидуального творчества находится творчество коллективное. В этом смысл и цель публичных мероприятий, во всяком случае моих. Но любую творческую натуру выворачивает от прилежных последователей, добросовестно записывающих и выполняющих все инструкции. Продуманный прагматичный подход убивает все это на корню.

То, что делает Володя, уникально. Это настолько уникально, что не поддается никакой оценке. Невозможно назвать это чем-то полезным или правильным, настолько это выходит за рамки всех возможных представлений о человеческой природе. Но для того, чтобы хоть немного прикоснуться к этому, нужно самому в себе создать нечто другое, новое, невозможное. Перефразируя известную поговорку, если не можешь сам сделать шаг в неизвестное, ползи, или хотя бы лежи в этом направлении. Тогда Володя будет в тему. Большинство же людей, наоборот, рассматривают его как новую опору, более надежную, более проверенную. Хотят через него стабилизировать и укрепить свой перекошенный мир. Не выйдет.  С позиции ведущего занятие это выглядит, поверьте, тоскливо и бессмысленно. Нужны живые люди: свежие, возможно, несогласные, которые могут поспорить от собственного опыта, а не от заученных теорий. Крайне необходимы те, с кем можно сыграть в одно касание, а не роботы, прилежные и однонаправленные, выполняющие инструкции, озабоченные собой и рассказывающие направо и налево, что эта система самая лучшая. С такими каши не сваришь, и Владимир Васильевич, думаю, здесь со мной согласится.

Есть ли смысл вообще заниматься этим – самопознанием, пытаться перестроить способ восприятия, ведь это даже физиологически сомнительно и на это можно потратить всю жизнь, а «ответа» так и не получить? Ведь все люди хотят бонусов.

Насчет смысла и бонусов я ответил в предыдущем вопросе, а насчет восприятия и его перестройки могу сказать вот что.

Когда предметом работы являются восприятие и сознание, возникает колоссальная проблема с самим способом работы. Мы привыкли иметь дело с внешними объектами и явлениями. Внешними, по отношению к наблюдателю, центру действия. Мы умеем осознавать что-то только как нечто внешнее по отношению к нашему «я». Сюда относятся и явления нашего внутреннего мира: ощущения, мысли и т.п. То есть, несмотря на то, что мир – внутренний, он осознается как внешний по отношению к наблюдателю этого мира. Поэтому то, что мы называем внутренними миром, является, скорее имитацией внутреннего мира, а не им самим. Сам же внутренний мир целиком находится вне поля осознавания и, следовательно, вне поля сознательных действий.

Еще дальше от нашего функционального осознанного «пятна» находятся такие фундаментальные вещи, как восприятие и сознание как таковое. Поэтому, для того, чтобы появилась реальная возможность что-то делать с восприятием, нужно родить другой способ действия, не разделенный на субъект и объект. Поскольку в этом способе субъект отсутствует как локальная единица, этот другой способ действия подразумевает другой способ бытия, присутствия. А это, в свою очередь, становится возможным только тогда, когда незыблемость каркаса этого мира подвергается творческому исследованию и тестированию. Ну и так далее.

Да, все хотят получить какое-то новое восприятие, новые впечатления, новые возможности. Но для этого нужно пожертвовать теми опорами, которые делают нас сами собой. А это уже шаг радикальный и опасный, с непредсказуемым результатом. Это прекращение существования личности как самостоятельной осознающей единицы, со всеми ее увлечениями, надеждами и озабоченностью. Никакая разумная мотивация не заставит человека сделать и шагу в этом направлении. Этого просто невозможно хотеть. Это вне оценок, вне прогресса в чем бы то ни было. Единственная сила, которая может тащить человека в этом направлении сквозь страх и попытки съехать в сторону – это жажда познания, жгучий интерес узнать, есть ли что-то там, в сумерках реальности и возможна ли жизнь вне привычного нам мира.

Твое отношение к тем, кто у тебя занимается — кто они для тебя? Просто способ реализовать свое Денис Зикеевисследование или все же люди со своими проблемами? Ты испытываешь к ним теплые чувства?

Эти люди – мои друзья, коллеги, партнеры, попутчики, если хотите. Мне доставляет радость общение с ними вне совместной работы. Всегда находятся общие интересные темы, никак не связанные с занятиями.

Что касается проблем, то они возникают тогда, когда мы не успеваем влёт реагировать на изменения в жизни. Жизнь активна и непредсказуема. Мы можем быть адекватны и гармоничны лишь в той степени, в какой сами сливаемся с жизнью и несем в себе эти ее качества. Проблемы – это остаток нас самих, не растворившийся в жизни. Это ил, оседающий на дно наших душ. А происходит это по причине нашего хронического бегства от жизни в стабильные, управляемые и предсказуемые сферы, надуманные и высосанные из пальца. Вот и получается, что чем активнее мы бежим от проблем, тем больше их становится. Но это уже другая тема, к вопросу отношения не имеет.

(с) спрашивала Ирина Берсенёва

Фото: Елена Нароха

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:


К записи оставлено 2 коммент.

» рок-н-рол мертв, а Я еще нет «

Господи,я обожаю этого человека! А как выражается дивно!



Оставить комментарий или два

RSS

rss

Подпишитесь на RSS для получения обновлений.